сайт о путешествиях
Главная  /  Москва  /  Усадьба Михалково

Усадьба Михалково


Если ехать по Онежской улице со стороны Тимирязевской академии, то сразу за мостом через Окружную железную дорогу, слева, там, где в улицу вливается Михалковская улица, расположен парковый массив. На переднем плане стоит здание Дома культуры фабрики имени Петра Алексеева. Дальше, за ним, можно разглядеть каменные башни въездных ворот — интересной, чисто московской архитектуры, а за деревьями скрываются Головинские пруды. Всё это — парк, пруды и немногие сохранившиеся каменные строения — остатки усадьбы Михалково. Само это название уже стало историческим, поскольку давно исчезло селение, а на его месте вырос микрорайон, относящийся к Головинскому району. И сохранилось оно только в памяти старожилов да в табличке на лобовом стекле трамвая 23-го маршрута как его конечный пункт.

Археологические исследования на речке Норишке близ Михалкова показали, что уже в XI-XII веках здесь существовало селение. Конечно, люди не могли не оценить изобилия лесов и пастбищ в междуречье Лихоборки и Жабенки. Что касается самого села Михалково, то впервые оно упоминается в 1584 году. Такое «именное» название обычно связано с владельцем села, но, к сожалению, пока не установлено, кто именно из многочисленных Михалков или Михайлов, фигурирующих в русской истории, был причастен к названию этого места.

усадьба михалково михалково усадьба михалково
усадьба михалково михалково головинские пруды
головинские пруды михалково головино

По писцовой книге 1585-1586 годов Михалково числилось в составе вотчины Семёна Фомина, сына Третьяка, затем упоминается в 1623 году как поместье новгородского служилого человека Антона Павловича Загоскина. В 1680-м село становится уже имением стольника князя Ивана Ивановича Дашкова, который известен как начальник Разбойного приказа, много сделавший для очистки лесов и дорог на Руси от разбойников. И почти столетие село оставалось за этой княжеской семьёй.

В имении были плодовый сад и большой копаный пруд. Деревянный господский дом, окружённый несколькими крестьянскими дворами, находился там, где и сегодня стоит усадьба Михалково. На возделываемой земле выращивались рожь, овёс и ячмень. В прудах водилась рыба «про господский обиход». «Крестьяне на пашне... Женщины в свободное от полевой работы время прядут лён и шерсть, ткут полотна, сукна, вяжут чулки для себя и на продажу», — таким Головино было при последнем владельце из княжеского рода — Михаиле Ивановиче Дашкове. Послуживший России посланником в Константинополе и начальником русского вспомогательного отряда в Польше, он чаще упоминается в нашей истории как муж Екатерины Романовны Дашковой, замечательной женщины, руководившей Петербургской и Российской академиями.

Рождённая в знатной семье Воронцовых, Екатерина Романовна в восемнадцать лет стала ближайшей помощницей Екатерины II при совершении государственного переворота. Однако её увлечённость конституционными идеями очень скоро привела к разрыву с императрицей.

В Михалкове Екатерина Романовна бывала не раз до смерти мужа, а после иногда жила тут с детьми. Имение досталось ей в плачевном состоянии, и его опекуном был назначен граф Никита Иванович Панин, приходившийся дядей М.И. Дашкову. В 1764 году она продала Михалково опекуну, а вырученные деньги использовала для своей первой поездки за границу. Отправляясь инкогнито, Дашкова взяла себе имя княгини Михалковой «по имени одного имения под Москвой», как сообщает она в своих «Записках». Этот выбор говорит о важном значении, которое Михалково имело в её жизни.

Сам Н.И. Панин в Михалкове не жил. Будучи канцлером, он почти постоянно находился в Петербурге, а подмосковное сельцо подарил своему брату Петру Ивановичу, генерал-аншефу, который прославился взятием в 1770 году турецкой крепости Бендеры, но вслед за тем был уволен со службы, так как Екатерина II опасалась влияния при дворе «панинской партии», известной конституционными настроениями.

Старому и больному генералу, проведшему всю жизнь в походах, подмосковное Михалково с 1772 года служило летней резиденцией. Панин устраивает на месте дашковских построек новую усадьбу.

Кто был её архитектором — сказать трудно. Известно о близком знакомстве П.И. Панина с личным архитектором императрицы В.И. Баженовым. Вероятнее всего, автором проекта как деревянной, так и последующей каменной усадьбы в Михалково был именно Баженов, а приводил в исполнение его проекты семейный архитектор Паниных, управляющий михалковской усадьбой Пётр Михайлович Плюсков. В одном из писем к жене Панин называет Михалково «наше Весёлое». Здесь бывало много гостей, в том числе и драматург Д.И. Фонвизин, служивший секретарём Н.И. Панина.

Один из гостей оставил описание Михалкова: «Дача находится в 4 часах езды от Москвы среди большого леса. Помещения (служителей) состоят из 2-х рядов отдельных деревянных зданий с красиво исписанными и построенными фасадами. Принадлежащие к даче постройки очень мило отделены по образцу английских парков, который здесь отличается разнообразием прелестных пригорков, широкими полями с луговою растительностью с промежутками возделанной земли и с окаймлённым деревьями большим прудом. Граф Панин имеет свору собак, у него есть прекрасные русские гончие, которые необыкновенно быстро бегут. С этой сворою он охотится за волками, оленями, лисицами, зайцами... Персики, абрикосы, виноград, груши, вишни — все выделанные в местных оранжереях — были поданы на обед с какой-то расточительностью».

В 1780 году начинается и в 1784-м заканчивается строительство каменной усадьбы — вернее, парадного двора, образованного крепостными стенами и башнями, которые были пристроены к деревянному главному дому. Усадебный комплекс, созданный Баженовым в оригинальном стиле, поражал глубиной замысла и изящностью форм.

После смерти П.И. Панина в 1789 году усадьба перешла к его сыну — Никите Петровичу Панину, который не дорожил этим местом и в 1797-м продал его своему соседу по смоленскому имению И.М. Алонкину, который и там прославился чрезвычайной жестокостью, и здесь не подобрел. Побои, отягощение непомерной работой, издевательства над крестьянами были привычным делом для него.

Год спустя купец В.С. Турченинов купил у Алонкина часть михалковской земли и открыл здесь ситцевую фабрику. А в 1803 году всё Михалково было продано за 40 тысяч рублей богатому купцу Д.Е. Грачёву. Ещё будучи крепостными графа Шереметева, Грачёвы являлись крупнейшими мануфактуристами Иванова. Откупившись у помещика, они стали одними из ведущих промышленников России по производству ситца.

Фабрика в Михалкове укрупняется, налаживаются прочные экономические связи с Москвой. У Грачёвых были свои лавки в Китай-городе, где продавался и михалковский ситец.

Так бывшее сельцо Михалково превратилось в рабочий посёлок. К середине XIX века бывший управляющий В.И. Иокиш — немец по происхождению — становится директором фабрики, заводит здесь же собственное предприятие. Он начинает выпуск сукна, что было для Москвы делом новым. Постоянные и значительные «госзаказы» на сукно для русской армии обеспечивали высокую и стабильную прибыль. Позже Иокиш выкупил у молодых Грачёвых всё имение, однако на старинную усадьбу внимания не обратил. Постройки ветшали, главный дом был утрачен, а для себя в 1870 году хозяин построил дом вне территории усадьбы, у Южных ворот. Правда, стиль этого здания в какой-то мере перекликается с «готикой» баженовских построек. Сейчас это жилой дом, при котором сохранилась и привратницкая.

Можно сказать, что имено фабричное производство стало роковым для усадьбы как архитектурного и исторического ансамбля. Для баженовсих построек оно обернулось закладкой башен, перестройкой флигелей, разрушением декоративных стен. Было заброшено усадебное хозяйство, упразднены оранжереи и плодовый сад. К Концу XIX века вся территория в сторону Ховрина была распродана под дачные участки. Распродавались и оставшиеся здания усадьбы, в том числе жилые восточный и юго-западный флигели. Одно время в Михалкове проживал после отставки московский градоначальник А. Рейнбот.

Именно на фабрике появился первый в округе телефон. Рассказывают, что в парке часто играла музыка — как для дачников, так и для рабочих. Продовольственное снабжение рабочих было на высоком уровне. При фабрике имелись училище и лечебница, детские ясли.

В 1922 году фабрике присвоили имя рабочего-революционера Петра Алексеева — не более чем дань традиции, так как он никогда не был связан с этой местностью.

С ростом фабричного производства много рабочих проживало в соседнем Головине, к которому вели из Михалкова три аллеи, проходившие через великолепную дубовую рощу, сливавшуюся с парком Головина. Дубы были вырублены во время войны и после неё, что фактически свело на нет пейзажный парк в Михалкове.

Существовавшие при усадьбе обширные пруды уже в конце XIX века получили название Головинских, несмотря на их удалённость от Головина. По-видимому, сказалась популярность среди московских дачников и паломников села Головина, где был построен монастырь, ставший культурным и духовным центром местности.

Строительство обводнительного канала из Химкинского водохранилища к реке Лихоборке послужило причиной подъёма воды в прудах. Из-за этого начали загнивать последние дашковские дубы и стал подмываться фундамент беседки у пруда.

Смотрите также:
Подписывайтесь на новости сайта!
 
    Рейтинг@Mail.ru
Работает на Amiro CMS - Free