Главная  /  Москва  /  Усадьба Грачевка

Усадьба Грачевка


В самом слове «усадьба» уже слышится что-то романтическое. Представляется дом с белыми колоннами среди запущенного сада, где «клавесина аккорды, тёмные шторы в цветах... кудри, склонённые к пяльцам, взгляды портретов в упор...»

Усадьба «Грачевка» в Ховрине совсем на этот образ не похожа. Её башенки, воздушные веранды, цветное стекло и вообще весь облик очень и очень напоминают казино в Монте-Карло. До сих пор среди персонала больницы, что располагается ныне в стенах этого дома, живёт легенда, будто бы последний владелец усадьбы в Грачевском парке Митрофан Грачёв выиграл в знаменитом казино огромную сумму, которая позволила ему купить усадьбу и выстроить столь замысловатое здание.

Известный московский краевед, писатель Михаил Вострышев, эту заманчивую легенду начисто отверг: Митрофан Семёнович Грачев, купец первой гильдии, был человеком богатым и почтенным, меценатом и благотворителем. О нём мало известно, но, к примеру, был он рачительным казначеем детских приютов, коим покровительствовала Великая княгиня Елизавета Фёдоровна. При детских приютах имени Елизаветы Фёдоровны и принца П.Г. Ольденбургского в Петровском парке Митрофан Семёнович «своим усердием» построил церковь во имя небесного покровителя своего св. Митрофания Воронежского. И на восстановление старинной церкви Живоначальной Троицы на Грязех у Покровских ворот выделял он денежные средства. Жертвовал М.С. Грачев и на иные нужды москвичей.

усадьба грачевка грачевка грачевский парк весной
весна в усадьбе грачёвка грачевский парк фото усадьба грачевка в москве
история грачевки как добраться в грачевку адрес усадьбы грачевка в москве

Надо же, как переплетаются судьбы людские! Ховрином, не ставшим ещё Грачевкой, до Митрофана Семеновича владел Евграф Владимирович Молчанов, на чьи деньги в 1868 году отстроили здание церкви Троицы на Грязех. Он же возвёл церковь Евграфа-мученика в Спасо-Андрониковом монастыре. При этой церкви Молчанов был похоронен. В тридцатые годы церковь снесли, а на месте кладбища устроили футбольное поле.

Все постройки для Молчановых выполнял М.Д. Быковский — зодчий, прославившийся созданием ансамбля Ивановского монастыря. А для Грачевых творил Г. Кайзер. Он же выстроил в Грачевском парке по проекту модного архитектора эпохи модерна Л.Н. Кекушева знаменитый дом. Стиль, в котором создано здание, современники называли французским ренессансом, или модернистской эклектикой, или даже стилем Гарнье. Шарль Гарнье и был автором казино в Монте-Карло. Вот откуда сходство построек! Митрофан Семёнович Грачёв в Монте-Карло бывал, архитектурой казино восхищался, но играть — нет, не играл. Деньги у него были и отцовы, и свои, честно нажитые.

Грачевка и её хозяева

М.С. Грачев был тринадцатым владельцем усадьбы после первых её хозяев — Ховриных. Так уж шло в России: боярская древняя вотчина становилась усадьбой просвещённых дворян, затем, как многие «дворянские гнёзда» с вишнёвыми садами, — имением купцов-миллионеров, потом национализировалась. Вдова Молчанова продала Грачевский парк С.Е. Панову, подрядчику, разбогатевшему на строительстве железных дорог. Был этот подрядчик человеком беспринципным, вздорным, к тому же запойным пьяницей. Не любили его до такой степени, что окрестные крестьяне то и дело грозились сжечь имение, да и самого владельца в придачу. Ни о какой благотворительности Панов вроде бы не помышлял и религиозностью не отличался.

И представьте, каково было удивление и негодование наследников, когда открылось завещание: все имущество Панов передавал Обществу для попечения о детях лиц, ссылаемых в Сибирь! Сыновья, видимо решившие, что папенька распорядился имением, будучи в очередном приступе белой горячки, начали судебный процесс с Обществом, но блистательный Федор Никифорович Плевако отстоял интересы детишек. Потом купил усадьбу Грачёв. От последних владельцев вернемся к истокам, в далекий XV век, когда сын «гостя-сурожанина» Григорий Сафарин стал Ховрой, а сельцо его — Ховрином. Человек он был активный и деятельный (кстати, один из строителей Симонова монастыря), а прозван был однако же Ховрой, грязнулей и ротозеем. От него пошли Ховрины, а от сына его Владимира, крестим царя Ивана III, от его прозвища — Головины.

Впервые вотчина Ховрино упоминается в летописи под 1585 годом. Тогда, неизвестно уж какими путями, была она в руках Семена Третьякова. В «смутное время» усадьба превратилась в пустошь. Следующим её хозяином стал тобольский воевода Василий Шереметев, близкий боярин царя Алексея Михайловича. Он не оставил наследников, и имение перешло государю. Сын Алексея Михайловича Петр I вернул Ховрино исконным владельцам, подарив своему сподвижнику Фёдору Алексеевичу Головину.

По чести был тот подарок! Головин участвовал во всех начинаниях молодого царя. Был воином и дипломатом, адмиралом и генерал-фельдмаршалом, начальником Оружейной палаты и многих приказов. Как только учрежден был высший российский орден Андрея Первозванного (первый в России), кавалером его стал Головин. Кстати, сам Петр получил этот орден шестым по счету. В честь Головина приказал император выбить серебряную медаль, какой никого доселе не удостаивал.

Сами понимаете, среди стольких государственных забот заниматься устройством имения Фёдору Алексеевичу было недосуг. К этому приступил его сын, адмирал Николай Фёдорович. При нём появилась в 1741 году церковь Знамения.

Около ста лет владели своей древней вотчиной Головины, а потом продали князю Н.П. Оболенскому. Его внук Евгений Петрович Оболенский был одним из активнейших членов Северного общества декабристов.

Наверное, это следит назвать знаменательным: по истории усадьбы Грачевка можно изучать историю России. В течение веков каждый из её владельцев разделил судьбу своего времени, участвовал в важнейших событиях истории.

В 1818 году хозяйкой имения становится Наталья Алексеевна Столыпина. Возможно, здесь бывал её внучатый племянник Мишель Лермонтов или приятель сына Павла — Александр Сергеевич Пушкин? Павел трагически погиб в тридцать лет: упал с палубы парохода в Кронштадте и утонул. «Утопление Столыпина — ужас», — писал Пушкин жене.

Через двадцать восемь лет усадьбу купил богач Молчанов. Он решает привести в порядок весьма обветшавшее барское имение, придать ему новый блеск и комфорт.

Первым делом занялись самим Грачевским парком. Высадили кедры, пихты, лиственницы, сосны. Затем вычистили пруды, перекинули затейливые мостики, а после уж стали разбивать цветники, устраивать романтические гроты, беседки. Заново был отделан трехэтажный дом, поставлены флигели и хозяйственные постройки.

В 1868 году М.Д. Быковский приступает к возведению нового здания древней церкви Знамения. Строительство закончилось через два года. Красные стены с белокаменными деталями под светло-серой крышей выглядели весьма живописно. Пять золоченых главок, лестницы, крылечки придавали зданию особый колорит.

Внутреннее убранство завершила уже вдова Молчанова, Елизавета Осиповна, на свои средства. Современники так описывают эту церковь: «Внутри она производит своим изяществом чрезвычайно светлое впечатление. Мозаичный пол и облицовка стен разноцветным мрамором дают для этого общий фон. Мраморный иконостас, сделанный с большим вкусом, включает в себе иконы художественной работы, писанные художником Малышевым. Ризница храма — богатейшая; по числу и ценности облачений она могла бы служить примером для любой городской церкви».

В этом светлом храме осенью 1897 года поэт Валерий Брюсов обвенчался с Иоанной Матвеевной Рунт, после чего началось «возрождение», как писал поэт в одном из писем.

Несмотря на то что ещё в 1923 году рабфак Петровской сельскохозяйственной академии, занявшей усадьбу сразу же после октябрьской революции, ходатайствовал перед властями о ликвидации церкви и передаче её под клуб студентов, закрыли храм только в 1936-м. По окончании последней службы священника увёз «чёрный воронок».

Храм 6ыл вновь освящен через 56 лет, в январе 1992-го.

К 1917 году усадьба Грачевка процветала, все переустройства были завершены вдовой М.С. Грачева Варварой Николаевной и её сыном Семеном Митрофановичем. И вот грянула революция! Не знаю, что сталось с молодым хозяином, но Варвара Николаевна жила в Москва. Известно, что при закрытии храма св. Митрофания в Петровском парке в двадцатых годах она добилась от советских властей разрешения перезахоронить тело мужа на Введенском кладбище.

Однако, какой бы ни была судьба владельцев, усадьбу национализировали, и началось её разорение. В 1917 году в имении разместили рабфак сельскохозяйственной академии. Студентам почему-то страшно мешали всякие «буржуйские затеи» — фонтаны, мостики, беседки, — а церковь просто жить не давала. Всё разрушалось, приходило в упадок.

В 1928 году в «Грачевке» открыли санаторий. Вот, казалось, когда займутся благоустройством парка и всех его красот! Но не тут-то было! Знаменитые пруды спустили, Грачевский парк продолжали вырубать, а ведь в нем росли старожилы XVIII века! Но что там какая-то усадьба, если в те годы призывали: «Во имя нашего завтра сожжеём Рафаэля, разрушим музеи, растопчем искусства цветы!» И столько в этом успели, что спасибо, хоть в таком виде сохранилась бедная усадьба.

В 1941 году здесь был госпиталь. В 1947-м открыли Московскую областную физиотерапевтическую больницу, занимающую дворец по сей день.

В 1972 году Грачевку взяли, наконец, под государственную охрану. В 1979-м началась реставрация. Дворец, флигели, сараи, оранжерею даже, возможно, когда-нибудь удастся привести в божеский вид. Но не вернуть уж никогда прудов, живописных «затей», не возродить старинный парк. Невольно вспоминаются строки Андрея Белого:

Заброшенный дом.
Кустарник колючий, но редкий.
Грущу о былом:
«Ах, где вы — любезные предки?»
Былое, как дым...

Смотрите также:
Подписывайтесь на новости сайта!
 
    Рейтинг@Mail.ru
Работает на Amiro CMS - Free