сайт о путешествиях
Главная  /  Москва  /  Посёлок Сокол

Посёлок Сокол


Cегодня название «Сокол» ассоциируется в первую очередь со станцией метро, и мало кто вспоминает, что станция названа по поселку, расположенному неподалеку.

Поселок начали строить в 1923 году. Историк Москвы П. В. Сытин утверждает, что название было дано в честь агронома и животновода А. И. Сокола, жившего на Малой Песчаной и разводившего в своем дворе каких-то невероятно породистых свиней. Но возможно, что в первые годы советской власти просто в моде были всякие-разные «буревестники» «соколы» и прочие «птицы революции». Так или иначе, но летом 1923 года между старинным селом Всехсвятским и окружной железной дорогой закипела работа.

После октябрьской революции началось знаменитое «уплотнение» — дворцов и роскошных квартир расстрелянных и эмигрировавших москвичей на всех явно не хватило. Стали уплотнять вполне лояльных или по крайней мере терпевших советскую власть профессоров, художников, артистов, врачей, учителей. Ленин понимал, что в коммуналке, соседствуя с многими жильцами, ученым работается тяжело. Наверное, поэтому 8 августа 1921 года он подписал постановление «О предоставлении кооперативным объединениям и отдельным гражданам права застройки городских участков».

И вскоре был создан первый в стране жилищно-строительный кооператив «Сокол», В проектировании поселка нового типа, где дома должны были стоять посреди сада и всё — магазин, школа, детский сад и т. п, — было бы под рукой, приняли участие известные архитекторы Б. А. Веснин, А. В. Гусев, Н. Я. Колли, Н. В. Морковников и другие.

Центром поселка стала площадь в виде пятиконечной звезды, а от неё расходились улицы-аллеи, названные именами художников — Саврасова, Левитана, Поленова, Шишкина... Может быть, сами эти места напомнили полотна великих пейзажистов? Не обошлось и без героев революции.

В маленьком домике на улице Кипренского жил Иван Иванович Бибиков, член РСДРП с 1903 года, а его соседом был В. Фролов — сподвижник знаменитого террориста Желябова и его товарищей по «Народной воле». Оба они долго сидели в тюрьмах, а потом мыкались по Сибири. В память о ссылке посадил Фролов в своем саду сибирский кедр.

Вообще флора Сокола поистине уникальна. В 1927 году в поселке появилась первая в России ячейка любителей зеленых насаждений. И пока по всей стране «не ждали милостей от природы», а губили её, на Соколе тридцать любителей разводили редкие сорта цветов и деревьев, занесенных теперь в «Красную книгу». Среди жителей поселка было немало ученых-селекционеров. Так, Н. И. Любимов, создатель ячейки, выводил на своем участке декоративные растения. В поселке росли, да и теперь остались, кедры и самшит, пихты и туи, пробковое дерево и японская айва. Каждая улица была засажена определенной породой деревьев. Например, на улице Брюллова росли красные клены, на улице Шишкина — ясени, на улице Сурикова — липы.

От флоры не отставала и архитектура. Каждый из 114 домов поселка не был похож на соседний. Вологодская изба и по-европейски аккуратный прибалтийский коттедж, русский терем с остроконечной крышей и бревенчатая подмосковная дачка уживались в тени густых садов. К 1930 году строительство было закончено. Магазин, детский сад, школа, клуб, спортивные площадки, библиотека готовились принять жителей нового района. Поселок намного обогнал свое время, стал первым московским микрорайоном или, как говорят сегодня, кондоминиумом.

О жителях поселка Сокол много чего можно рассказать: А. М. Герасимов — первый президент Академии художеств СССР, человек именитый — насаждал соцреализм, а все прочее «держал и не пущал». Жил тут и секретарь Льва Николаевича Толстого В. Г. Чертков. Жили ветераны революции и гражданской войны. Многие жили. По-разному можно относиться сегодня к жителям Сокола. Но поселок — вот он стоит, и кто бы ни были его теперешние обитатели, он остается памятником градостроительства, а клены и каштаны осеняют его былую славу.

Часто Сокол называют поселком художников. И хотя таковым в строгом смысле слова он не был, скорее — поселком ученых, но жил тут известный график Павел Яковлевич Павлинов. Бывали у него друзья-художники — Пименов, Коненков, Кербель, Фаворский. Работал здесь Нестеров, приезжал в гости к одной из сокольчанок — писательнице А. Ю. Макаровой — Н. К. Рерих.

Нынче Сокол зажат со всех сторон новыми домами и дорогами. О его начале помнит лишь старое Всехсвятское, от которого осталась древняя церковь рядом с левым вестибюлем метро. Ей триста пятнадцать лет, и даже при советской власти она закрывалась лишь на короткое время на реконструкцию.

Село Всехсвятское известно с XV века. В конце XVII века оно принадлежало Ивану Милославскому — знаменитому стороннику царевны Софьи и злейшему врагу Петра I. До стрелецких казней Милославский не дожил — умер раньше, своей смертью, но Петр велел выкопать его гроб и поставить под помостом, на котором казнили стрельцов, дабы кровь их лилась на останки Милославского. Дочь его, однако, была замужем за лучшим другом молодого царя — грузинским царевичем Александром Арчиловичем, и имение досталось ему.

После присоединения Грузии к России в Москве жило немало царей, царевичей и аристократов, приезжавших из этой страны на службу к русскому царю. Александр, сын имеретинского царя Арчила II, был очень известной фигурой в русской истории. С Петром их связывала юношеская дружба. Вместе путешествовали они по Европе, где царевич досконально изучил пушечное дело, а потому и стал первым в России командующим артиллерией. Но его талантам не суждено было расцвести. В самом начале Северной войны он попал в плен к шведам. Протомившись в плену девять лет, Александр умер на пути в Россию. Всехсвятское досталось его сестре — умной, властной, очень энергичной царевне Дареджан, тоже дружившей с Петром I. Она-то и соорудила на месте старой церкви Милославских новую, с тем же названием — Всех Святых. Ещё при Александре Всехсвятское стало центром грузинской эмиграции. Здесь собирались поэты, ученые, государственные деятели. Здесь царевна Дареджан дала завтрак в честь Петра в день празднования Ништадтского мира. Дареджан, или по-русски Дарья, крепкой рукой правила грузинской колонией в Москве до 1718 года. После её смерти Всехсвятское перешло Вахару и Георгию — светлейшим князьям Грузинским, как именовались царевичи на своей новой родине. Они обновили старые дворцы и разбили сады с редкими сортами цветов и деревьев.

Мы уже писали о Путевом дворце в Петровском парке. Так вот, до его постройки такую роль — царской станции на дороге в древнюю столицу — играл дворец грузинских царевичей во Всехсвятском. Последней останавливалась в нем императрица Елизавета Петровна.

В сороковых годах XIX века Всехсвятским владела Анна Георгиевна Грузинская-Толстая. Она вошла в историю русской литературы как хозяйка, оказавшая гостеприимство Н. В. Гоголю в последние годы его жизни. В ее доме на Никитском бульваре писатель и умер. Анна Георгиевна продала село в чужие руки, и Всехсвятское ушло из рода князей Грузинских.

Сады заросли, деревянные дворцы вскоре разрушились. Но церковь осталась. Вокруг неё на месте садов и дворцов устроено было солдатское кладбище, уничтоженное в годы советской власти. Сохранилось несколько могил, в том числе отца героя 1812 года П. И. Багратиона и семьи Цициановых. Не так давно поставлен крест в память о похороненных здесь героях первой мировой войны (могилы не сохранились).

Подписывайтесь на новости сайта!
 
    Рейтинг@Mail.ru
Работает на Amiro CMS - Free