Главная  /  Вьетнам  /  Хошимин  /  Хошимин: история Сайгона

Хошимин: история Сайгона


Туристы, приезжающие в Хошимин из Камбоджи, зачастую не подозревают, что несколько веков назад территория мегаполиса принадлежала строителям древнего Ангкора. Первое поселение в этих местах носило кхмерское название Прейнокор (Prei Nokor). Вьеты впервые появились в дельте Меконга лишь в XVI в., а уже в начале следующего столетия поток переселенцев с раздираемого междоусобицами Севера вырос в несколько раз. Камбоджа, только что пережившая разрушительную войну против Сиама, ничего не могла поделать с этим людским цунами.

В середине XVII в. из Китая пришла новая волна эмигрантов, спасавшихся от маньчжурского нашествия. Китайцы обосновались в селении Тёлон и занялись коммерцией, в то время как вьеты в близлежащей общине Беннге выращивали рис. Название Сайгон, означающее «капоковый лес» (капок — тропическое дерево, именуемое также сейбой), впервые встречается во вьетнамских источниках в 1674 г.

В 1698 г. вьетнамское присутствие здесь было закреплено официально, и генерал Нгуен Хыу Кань стал первым правителем вновь образованной префектуры Зядинь. Это событие считается отправной точкой истории города. На исходе XVIII в. именно отсюда начался северный поход армии Нгуен Фук Аня, завершившийся разгромом повстанцев-тэйшонов и воцарением новой династии. Утвердившись на престоле, первый император из рода Нгуен не забыл, чем он обязан Югу. На пороге ХIX в. французские инженеры построили в Сайгоне крепость, которая располагалась в самом центре современного города, в северо-восточной части нынешней улицы Ле Зуана. Облик укреплений непрерывно менялся на протяжении полувека. В 1859 г. редуты подверглись атаке французской эскадры и были так сильно разрушены, что адмиралу Луи-Адольфу Бонару, ставшему в августе 1861 г. первым губернатором колонии Кохинхина, пришлось начинать строительство города фактически на пустом месте. Адмирал, успевший накопить административный опыт на посту правителя Французской Полинезии, энергично взялся за дело.

В 1862 г. столица новых владений Наполеона III была официально наречена Сайгоном.

Поначалу город рос медленно, тем более что «аннамиты» вовсе не собирались дарить захватчикам лёгкую победу. В январе 1863 г. в Сайгон приехал молодой мичман российского флота Константин Станюкович, выполнявший конфиденциальное поручение командования. Ему предстояло выяснить состояние новой колонии и её военных сил. Город разочаровал будущего писателя, показавшись ему «просто большой, широко раскинувшейся деревней с 10—15 зданиями, показывающими, что здесь живет европеец». Пробыв в Сайгоне полтора месяца, Станюкович сменил тон своих заметок на более благосклонный, похвалил французов за «умение жить» и посулил городу большое будущее. Автор «Максимки» оказался прав: уже через пару десятков лет бывшую деревню стали называть не иначе как «Парижем Дальнего Востока». На месте осушенных болот и засыпанных речных рукавов были проложены бульвары и улицы. Город получил красивую набережную на реке Сайгон и благоустроенный рынок, между которыми протянулся широкий проспект — нынешняя улица Хам Нги.

Главные магистрали города — улицы Бонара и Катина — уже в 1866 г. получили освещение. Годом раньше в Сайгоне стала издаваться первая местная газета «Зядиньбао». Порт, уже в 1877 г. принявший более 400 судов, был центром притяжения местной жизни. Первые многоэтажные здания в колониальном стиле возводились неподалёку от набережной (нынешние районы I и III). Здесь же появились Ботанический сад и зоопарк (1865), выросли собор Нотр-Дам де Сайгон (1877—1880) и здание Почтамта (1891). В 1898 г. в Сайгоне состоялся первый киносеанс, а два года спустя был построен роскошный Оперный театр. Перенос столицы Индокитайского Союза в Ханой, состоявшийся в 1902 г., никак не отразился на развитии города. 1920-е гг. стали настоящим «золотым веком» колониального Сайгона. Процветала торговля — только одного риса вывозилось до полутора миллионов тонн в год! Город посещали многие известные люди: учёные Александр Йерсен и Альбер Кальметт, будущий император Николай II и композитор Камиль Сен-Санс.

В 1929 г. в Сайгоне проживало 300 тыс. человек. Вьетнамцы составляли рабочий класс, китайцы торговали, выходцы из Индии держали в руках финансовое дело. Французам принадлежала власть, а это не устраивало патриотов Вьетнама. На протяжении 1920-х гг на улицах города часто вспыхивали беспорядки и проходили антиколониальные манифестации. В октябре 1930 г. в Сайгоне был тайно созван Первый пленум ЦК Компартии Индокитая, а десять лет спустя вспыхнуло восстание, участники которого несколько дней удерживали контроль над городом. Только после подавления беспорядков центр антифранцузской борьбы переместился на север страны. Сразу вслед за этим Сайгон был оккупирован японскими войсками.

Спустя пять лет столица, подвергшаяся в годы войны нескольким налетам авиации союзников и оставшаяся без хозяев, пала к ногам бойцов Вьетминя. Первое правление коммунистов продолжалось на Юге Вьетнама всего несколько дней: уже 13 сентября в Сайгоне высадился франко-британский авиадесант. В годы I Индокитайской войны город служил резиденцией нескольким профранцузским правительствам. Смерть французского главнокомандующего, талантливого Жана де Латтра де Тассиньи (вместе с Георгием Жуковым подписавшего в своё время капитуляцию гитлеровской Германии), решила судьбу кампании в пользу Вьетминя, однако поход «красных» сил на Сайгон оказался отложен на несколько десятилетий. В июне 1954 г. при поддержке США к власти пришёл первый президент Южного Вьетнама Нго Динь Зьем.

Новый лидер был гораздо более яркой и независимой фигурой, чем принято считать. Своё правление он начал с того, что заменил все французские названия на карте Сайгона вьетнамскими. Исключения были сделаны только для четырёх имён — Пастера, Йерсена, Кальметта и Александра де Рода. На площадях появились многочисленные памятники, увековечившие память деятелей вьетнамской истории. После убийства Зьема в 1963 г. Сайгон вновь стал ареной политической борьбы. За 10 лет здесь произошло 13 правительственных переворотов.

Каждый новый «халиф на час» начинал правление с уверений в преданности друзьям из Вашингтона, в связи с чем город стремительно приобретал многие американские черты — от реклам «Кока-Колы» до площади имени Кеннеди. Как ни странно, несмотря на политическую нестабильность, в начале 1970-х гг. Сайгон опережал по темпам роста столицы соседних Таиланда и Малайзии. К 1975 г. в городе проживало 2,5 млн человек, было 400 тыс. улиц и переулков, 80 тыс. автомобилей и 600 тыс. мотобайков. Аэропорт «Таншоннят» обслуживал рейсы двух десятков иностранных авиакомпаний.

Объединив страну, коммунисты провели в Сайгоне новую кампанию переименований, превзошедшую все достижения Нго Динь Зьема. Само имя города, ставшее на Севере почти ругательством, было торжественно стёрто с карты Вьетнама. Город изменился — бизнесмены бежали, недовольные затаились, а центр разгульной ночной жизни Юго-Восточной Азии окончательно перемещался в Бангкок. Новый город быстро рос и вскоре вобрал в себя многие окрестные населённые пункты — Тёлон, Зядинь, Говап, Танбинь и другие. Население превысило 3 млн, а в 1995 г. достигло 4,8 млн. человек.

С начала 1990-х годов правительство СРВ взяло курс на возрождение привлекательности «Дальневосточного Парижа». В 1994 г. компартия призвала китайских бизнесменов, в своё время покинувших Южный Вьетнам, вернуть свои капиталы в экономику страны. Призыв был услышан — уже в 1997 г. иностранные инвестиции «работали» в Сайгоне на реализацию более 600 проектов.

Город превратился в главный экономический центр страны, привлекающий огромную армию потенциальных работников.

Подписывайтесь на новости сайта!
 
    Рейтинг@Mail.ru
Работает на Amiro CMS - Free