Главная  /  Финляндия  /  Свеаборг (Суоменлинна)

Свеаборг (Суоменлинна)


Шёл ноябрь 1747 г. Шведский монарх Фредрик I (1676-1751) только что одобрил вынесенное риксдагом предложение о возведении новых укреплений в Финляндии. План состоял в постройке небольшой островной крепости Свартхольм и крупного укрепления у самого Хельсинки, состоящего из двух частей: наземных сооружений и островного борга. Морская крепость должна была иметь собственную верфь и большую гавань, где могла бы разместиться и пребывать в безопасности серьёзная флотилия. Имя новой крепости было выбрано солидное: Свеаборг — «крепость Швеции».

Оснований для рассмотрения подобного проекта было более чем достаточно: в первой половине XVIII в. Финляндия дважды оккупировалась русскими войсками. Военные дела шведов оставляли желать лучшего: после поражения под Полтавой статус Швеции как великой непобедимой державы оказался под угрозой. Шведское укрепление Ниен в устье Невы капитулировало после осады 1703 г., и на этом месте царь Пётр I заложил новую столицу — Санкт-Петербург. Постепенно России отошли Выборг и части финской провинции Саво, а потому вопрос защиты Финляндии стал как никогда актуальным.

Материальную поддержку нищей Швеции оказала, как это ни странно, Франция, с опасением наблюдавшая за крепнущей Россией. Франция не жалела средств на войны Швеции с Россией, а в 1747 г. французы заключили договор, по которому обязались в течение четырёх лет выплачивать шведам по 200 000 риксдалеров на строительство крепостей в Финляндии. На деле же поддержка оказалась куда более значительной: 18 годами позже оказалось, что за всё это время Франция потратила на шведские укрепления 90 бочек чистого золота!

В 1747 г. Августин Эренсвэрд (1710-1772), назначенный главным архитектором Свеаборга, отправился в Финляндию, дабы изучить её берега и найти наиболее подходящее для будущей крепости место. Уже в том же году закипела активная работа: строительство Свеаборга стало, пожалуй, самым притягательным местом для всех финнов — от простых лесорубов до искусных ремесленников. основное строительство могло проходить только летом, но даже в «мёртвый сезон», когда работников отпускали по домам, их заставляли заготавливать стройматериал к следующему году. В Хельсинки потянулись художники и писатели со всей Европы, чтобы лично увидеть «стройку века» и поведать о ней будущим поколениям. Во многих поместьях южной Финляндии построили кирпичные заводики и каменоломни.

Строительство было столь масштабным, поскольку в планы входило не просто возведение крепости. Рядом с ней должен был вырасти целый «город» с большим количеством складских помещений и сараев, здесь должно было находиться всё необходимое для работы верфи. Кузница, мельница и даже церковь были в планах Эренсвэрда с самого начала. Одновременно приступили к работе по сооружению крепости в соседнем городе Ловийса.

Как это часто бывает, строительство Свеаборга требовало куда больше времени и денег, чем это ожидалось сначала. Риксдаг несколько раз ставил под сомнение актуальность проекта, и Августин Эренсвэрд лично ездил в Стокгольм убеждать высокопоставленных лиц в необходимости его дела.

Так или иначе, но на риксдаге 1755 г. было принято другое важное для крепости решение: Свеаборг должен был стать базой для отдельного галерного флота. В том, что именно лёгкая флотилия, не зависящая от ветра, может оказать нужную поддержку армии, шведы убедились во время оккупации Финляндии русскими войсками: без помощи небольших судов, поставляющих провиант и не слишком тяжёлое оружие, русским бы не удалось так долго контролировать финское побережье.

С 1757 г. Свеаборг переживал не самые лучшие времена. Эренсвэрд был вынужден принимать участие в некоторых войнах, и строительство было приостановлено. Затем на несколько лет изменилась политическая ситуация в Швеции: новый союзник Англия считала, что налаживать отношения с Россией необходимо путём переговоров и дружественной политики, а не при помощи возведения пугающих военных объектов.

Так или иначе, интенсивное строительство Свеаборга продолжилось только в 1770 г., за 2 года до смерти Эренсвэрда. Его кончина стала тяжёлым ударом для Густава III, видевшим за Свеаборroм большое будущее и желавшим во что бы то ни стало продолжать расширение крепости. Чтобы показать своё уважение к архитектору, король лично создал эскиз для памятника в его честь, установленного у комендантского корпуса Свеаборга.

Густав III, многие годы лелеявший надежду отвоевать у России утраченные финские территории, увидел свой шанс в 1787 г. , когда между Швецией и Россией разразилась новая война. в ней основным участником Густав представлял шведский флот, а базой для нею стал Свеаборг, где суда могли зимовать и искать убежище после сражений. Война не привела к территориальным изменениям, и главным достижением шведов стал отказ России от вмешательства во внутренние дела Швеции. Сама же страна оказалась только втянутой в огромные долги.

Решающее морское сражение состоялось 9-10 июля 1790 г., когда свеаборгская флотилия под командованием самою Густава встретилась с русскими кораблями. Предварительно король спросил, что ею ближайшие советники думают о наступлении. Лишь один человек, Карл Олоф Кронстедт (1756 - 1820), нашёл эту идею правильной. Прислушавшись к совету, Густав пошёл в атаку, и сражение было выиграно. С тех пор 10 июля считается одним из праздничных дней финскою флота.

С самого начала Свеаборг был, что называется, центром культуры. Ещё Августин Эренсвэрд до переезда сюда офицерских семей раз в неделю открывал свой дом для всех желающих. После его смерти в Свеаборге нередко устраивались вечера танцев и балы, на которые помимо офицерских жён, живших в гарнизоне, приглашались «дамы Хельсинки и его окрестностей»). Столы ломились от еды и выпивки; здесь можно было танцевать, играть в карты и бильярд, слушать камерную музыку (в крепости был даже собственный оркестр!).

Вскоре тут открылся театр, чьи актёры время от времени говорили по-французски, чтобы повысить общий культурный уровень зрителей. При Свеаборге открыли больницу и несколько школ, причём как военных, так и гражданских. «Здесь оживлённее, чем в лондонском Гайд-парке», — заметил как-то посетивший крепость английский профессор минералогии Эдвард Даниэль Кларк.

Растущее значение Свеаборга отразилось и на жизни Хельсинки. Здесь появились мануфактуры, открылись новые магазины. Сюда стали стекаться торговцы — впоследствии, кстати, также приобщившиеся к светскому образу жизни. Вокруг города выросли небольшие усадьбы. Постепенно Свеаборг и Хельсинки стали столь зависимы друг от друга, что уже воспринимались как единое целое. Всему этому настал конец, когда крепость капитулировала в 1808 г.

Бесспорно, крепость была на тот момент самой большой и мощной в Швеции — более того, по оснащению она занимала второе место в мире после Гибралтарской, но борг был далёк от того, что представлял себе Августин Эренсвэрд: Свеаборг является морской крепостью; материковые укрепления, по большому счёту, даже не начинали строить.

Надо сказать, с самого начала основное внимание было уделено исключительно конструкции крепости: к примеру, на стены без специальных лестниц можно было взобраться в нескольких местах, в то время как затруднявшие атаку насыпи отсутствовали. Многие критиковали Эренсвэрда за устройство всемирно известных бастионов — из-за каменистости острова на создание бастионов ушло чрезвычайно мною сил. Вместо того чтобы приспособить новую крепость под ландшафт, архитектор взялся за обратное — изменить природу под задуманный им форт.

В феврале 1808 г. русские без единого выстрела заняли город Ловийсу.

В двух шагах от Ловийсы находилась шведская крепость Свартхольм, которую в тот же день, 23 февраля, русские начали осаждать. Комендант Грипенберг поклялся, однако, защищать крепость до последнего вздоха. Но это не понадобилось: русский парламентёр пообещал офицерам гарнизона экономическую поддержку и возможность солдатам спокойно отправиться домой - другими словами, избежать русского плена.

Крепость была отлично оснащена, её подвалы были забиты продовольствием и оружием — и всё же Грипенберг предпочёл сдаться и принять щедрое предложение русских. 18 марта гордый Свартхольм был сдан без единого выстрела. Комендант крепости перешёл на службу к русским и скончался в Санкт-Петербурге в 1818 г.

Внезапная и, на первый взгляд, беспричинная капитуляция Свартхольма удивила не только финнов и шведов, но и самих русских. Стало очевидно: мораль шведской армии не слишком высока, а финансовое положение офицеров явно оставляло желать лучшего — раз они были готовы идти на многочисленные уступки, предлагаемые врагом.

В конце февраля русские войска вошли в Хельсинки и начали осаду Свеаборгской крепости.

Как уже было сказано, Свеаборг был не столько военным форпостом, сколько небольшим городом, где размещались офицерские семьи, ремесленники, художники, писатели и музыканты. Потому-то комендант крепости был скорее бургомистром, и просто-напросто сдать крепость он не мог — в данном случае речь шла о чести и защите целого города: как-никак, в Свеаборге находилось более 7000 человек.

Однако атака русских была скорее психологической. После нескольких дней осады, не нанёсшей Свеаборгу значительных разрушений, из крепости начали стрелять. Это были беспорядочные выстрелы, направленные, что называется, в никуда — туда, где, по мнению защитников, могли располагаться неприятельские войска.

Комендант Свеаборга Кронстедт опасался наступления русских по льду, а потому отдал приказ о распиливании толстого слоя ледяного покрова, чтобы освободить воды Финского залива. Кроме того, чтобы снизить риск возникновения пожара, на территории крепости были снесены многие деревянные постройки, в том числе и гарнизонная церковь. Русские предприняли несколько попыток убедить коменданта в необходимости сдать крепость без боя, но постоянно получали отказ. Правда, Кронстедт всё больше и больше склонялся к перемирию. Наконец, соглашение было достигнуто: русские обязались не обстреливать Свеаборг.

В соглашении также оговаривалось, что данную бумагу должны были доставить королю два шведских курьера. Русские согласились на подобное условие, однако курьеры были задержаны по дороге в Стокгольм в городах Турку и Вааса, и король так и не узнал о предложении Кронстедта вплоть до дня капитуляции Свеаборга.

Позднее многие критиковали Кронстедта за такие уступки, однако комендант разумно парировал: если подкрепление прибудет вовремя, отобрать у русских острова не составит труда. Больше вопросов вызывала передача амуниции и флота (среди кораблей были и исторически значимые для Швеции суда, одержавшие столь важную для Густава III победу в Финском заливе). Но и здесь Кронстедт следовал логике: его целью было во что бы то ни стало сохранить Свеаборг, а уничтожение судов и пороха могло повлечь за собой пожар и даже взрыв в крепости.

Шло время, а корабли с подкреплением так и не появлялись. Беспокойство всё усиливалось и достигло своего апогея 13 апреля, когда дневной рацион зерновых, выдаваемый военным, был увеличен. Население, не знавшее о договорённостях командирского состава, находилось в недоумении; несколько раз предпринимались попытки сместить коменданта Кронстедта. На пару дней двери складов со съестными припасами распахнулись для всех желающих.

21 апреля многие семьи начали паковать чемоданы. 3 мая 1808 г. Кронстедт заявил о капитуляции.

Покидая Свеаборг, многие солдаты плакали и ломали собственные ружья. Российский царь Александр I писал Наполеону, что «крепость вырублена в скале и снабжена 1900 пушками, также военная флотилия из 100 кораблей теперь находится в Ваших руках».

С падением Свеаборга завершился и захват всей Финляндии. Карьера Карла Олофа Кронстедта, столь блестяще начавшаяся при Густаве III, завершилась полным крахом. Много лет спустя коменданту начали выплачивать обещанную русскую пенсию; его дочь стала пользовавшейся успехом придворной дамой, а сыновья сделали головокружительные карьеры при царском дворе.

Капитуляция крепости ещё не означала капитуляцию флотилии. Многие морские офицеры были искренне преданы шведскому монарху, да к тому же призваны на службу из разных частей Финляндии. Так или иначе, но 17 сентября 1809 г. был подписан новый мирный договор, по которому Швеция уступала России всю Финляндию. Финнам, правда, было позволено сохранить свою веру и закреплявшиеся веками шведские законы. Фридрихсгамский мирный договор содержал самые жёсткие условия, на которые когда-либо соглашалась Швеция в период Нового времени.

В руках русских Свеаборг продолжал оставаться оборонительной крепостью. На протяжении XIX в. сильнейшими русскими цитаделями считались Севастополь, Кронштадт и Свеаборг; последний стал также военной базой русского флота.

Здесь начались строительные работы. Офицерский корпус был переделан в новомодном стиле ампир; была построена церковь в классическом русском стиле — с куполами.

Потеря Свеаборга означала для Швеции лишь одно: изменение границ и необходимость новой крепости для защиты своего восточного побережья. Выбор пал на Аландские острова, где началось строительство Бомарсундской цитадели. Отношения же между Россией и Швецией несколько улучшились уже после 1812 г., когда в Швеции был выбран новый король — бывший наполеоновский маршал Бернадот.

Расширение Свеаборга продолжалось весь XIX в. После Русско-японской войны в Российской империи начались волнения, постепенно достигшие и Свеаборга, где к тому моменту находились тысячи русских солдат и матросов. Восстание, инициаторами которого были матросы, вспыхнуло неожиданно, и довольно скоро царь потерял контроль над несколькими островами Свеаборга. Но русская флотилия подоспела вовремя; после четырёхдневной борьбы и потери 50 человек восстание было подавлено. Зачинщики — 28 солдат и матросов — были казнены, а в Свеаборге снова закипела стройка.

Свеаборгское строительство в начале XX в. стало, пожалуй, крупнейшим в Финляндии за последние гады. В 1916 г. из-за нехватки рабочей силы сюда даже было доставлено 3000 китайцев, которым поручили мелкие работы. Гарнизон крепости на тот момент составлял 6000 человек.

Революционные события в России вызвали волну беспокойства и в Свеаборге. Многие солдаты и матросы капитулировали; после объявления Финляндией независимости капитуляция продолжилась. Когда 13 апреля 1918 г. Свеаборг был взят белыми, провозглашён частью Нюландской губернии — другими словами, частью Финляндии, — и переименован в Суоменлинну (то есть «Финскую крепость»), русская эпоха крепости окончилась.

Как только Свеаборг оказался в руках финнов, от населения стали поступать предложения о том, чтобы превратить крепость в место отдыха, однако первые годы цитадель всё-таки продолжала использоваться в государственных целях: здесь была тюрьма, военные училища, фабрика по производству самолётов. Однако уже в 1919 г. два свеаборгских острова были объявлены памятниками старины, и за дело взялись археологи.

Во время войн Свеаборг оставался военно-морской базой, но в 1948 г. он был открыт для туристов. В тот год праздновали 200-летнюю годовщину со дня основания крепости. В 1991 г. цитадель вошла в Список всемирного наследия ЮНЕСКО, и из всех финских объектов, получивших международное при знание, Свеаборг является самым посещаемым: в 2007 г. здесь побывало более 700 000 туристов.

Нынешняя Суоменлинна хранит следы всех трёх поколений: со времён шведов остались бастионы и стены, на которых всё ещё можно прочесть шведские надписи, относящиеся к началу строительства. К тому же могила главного архитектора крепости, Августина Эренсвэрда, расположена на территории Свеаборга. Русская история Суоменлинны читается в покрашенных в любимый русскими розовый цвет зданиях, а также в построенных специально для офицеров деревянных виллах. Наконец финская эпоха ознаменована новым именем крепости, пятью музеями, а также свидетельствами пребывавших здесь когда-то заключённых — прежде всего красногвардейцев.

Подписывайтесь на новости сайта!
 
    Рейтинг@Mail.ru
Работает на Amiro CMS - Free